Арктическое потепление повлияет на климат всей планеты

Много пишут о том, как потепление Арктики скажется на морском льде, белых медведях и растущей человеческой популяции, но оно  повлияет на климат всей планеты.
Если дискуссия вокруг этого вопроса и возникает, то в большинстве случаевсчитается, что открытие региона для судоходства сулит огромные выгоды. По оценкам, в Арктике расположено до 30% неразведанных мировых газовых и 13% нефтяных запасов. Кроме того, будут проложены новые маршруты, что приведёт к оживлению местной торговли. Страховой рынок Ллойда в Лондонепредсказывает, что в ближайшие десять лет инвестиции в Арктику могут достичь $100 млрд.

Газовые трубы искусственного острова Эндикотт у берегов Аляски (фото B&C Alexander / Arctic Photo).

Некоторые, впрочем, признают дороговизну экологического ущерба — например, тот же Ллойд или французский нефтяной гигант Total. Опасность разливов арктической нефти — предмет изучения специальной комиссии Национального исследовательского совета США. Но общая оценка стоимости изменения Арктики пока не делалась. Да и в целом экономическое моделирование последствий глобального потепления проводится крайне редко.

Гейл Уайтмен из Роттердамского университета им. Эразма (Нидерланды), а такжеКрис Хоуп и Питер Уэдэмс из Кембриджского университета (Великобритания) считают, что таяние Арктики влетит нам всем в копеечку, так как регион имеет решающее значение для функционирования таких систем Земли, как океаны и климат. Одно только выделение метана при таянии вечной мерзлоты под Восточно-Сибирским морем обойдётся в $60 трлн при отсутствии контрмер, что сопоставимо с размером мировой экономики в 2012 году (около $70 трлн). Общая стоимость изменений в Арктике будет куда выше.

Основная часть затрат ляжет на плечи развивающихся стран, которые столкнутся с экстремальными погодными условиями, ухудшением здоровья граждан и снижением сельхозпроизводства. Арктическое потепление повлияет на климат всей планеты, а не только Крайнего Севера, так что ситуацией должно быть обеспокоено всё человечество. Какие регионы и отрасли мировой экономики окажутся наиболее уязвимыми — это предмет дальнейших штудий.В виде гидратов на арктическом шельфе Восточной Сибири хранится около 50 Гт метана. Морской лёд отступает с небывалой скоростью, и дно прогревается. Неизвестно, то ли весь этот газ выйдет на свободу постепенно в течение 50 лет, то ли за очень короткий промежуток времени. Рост атмосферной концентрации метана ускорит глобальное потепление и локальные перемены в Арктике: морской лёд будет отступать ещё быстрее, отражение солнечного излучения снизится, усилится таяние ледникового покрова Гренландии. Чтобы ощутить на себе последствия этих явлений, совсем не обязательно ехать на Северный полюс.

Для количественной оценки последствий высвобождения арктического метана на мировую экономику исследователи воспользовались моделью PAGE09. Вычислялись не только результаты изменения климата, но и расходы на их смягчение и адаптацию к ним. В 2006 году более ранняя версия модели помогла правительству Великобритании подготовить известный «Доклад Стерна по экономике изменения климата», в котором оценивалось влияние дополнительных выбросов парниковых газов на уровень моря, температуру, риск наводнений, здоровье и экстремальные погоды с учётом всех неопределённостей. Модель способна рассчитать, как чистая приведённая стоимость климатического воздействия меняется с каждой тонной углекислого газа, выброшенной или не выброшенной в атмосферу.

Авторы нового исследования запускали PAGE09 10 тыс. раз — для расчёта доверительных интервалов и оценки ряда рисков, связанных с изменением климата, до 2200 года с учётом изменений уровня моря, экономических и неэкономических секторов и таких вещей, как таяние Гренландского и Западно-Антарктического ледяных щитов. Учёные наложили десятилетний выпуск 50 Гт метана, охвативший 2015–2025 годы, на два стандартных сценария выбросов. Первым, по традиции, стал сценарий обычного развития (business as usual — дела идут своим чередом): увеличение выбросов СО2 и других парниковых газов без каких бы то ни было мер по их снижению (этот сценарий использовался Межправительственной группой по изменению климата в «Специальном докладе о сценариях выбросов A1B»). Второй предполагал снижение выбросов с 50-процентными шансами на удержание глобального потепления ниже 2 °C (этот сценарий, 2016r5low, разработан Метеорологическим бюро Великобритании). Исследовалось также воздействие последующего более или менее продолжительного освобождения метана.

Во всех случаях цена физических изменений в Арктике оказывалась очень высокой, несмотря на краткосрочные экономические выгоды для арктических стран и некоторых отраслей.

Высвобождение метана на 15–35 лет приблизит среднюю дату, когда среднемировая температура превысит доиндустриальный уровень на 2 °С (в первом случае это произойдёт в 2035 году, во втором — в 2040-м). Это повысит чистую приведённую стоимость среднего воздействия изменений климата на $60 трлн (в первом сценарии), что составит 15% от средней общей предполагаемой стоимости последствий изменения климата (около $400 трлн). Во втором сценарии средняя чистая приведённая стоимость глобальных последствий изменения климата оказалась равна $82 трлн без выделения метана, а последнее добавит $37 трлн (45%). Эти затраты сохранятся независимо от того, начнётся ли массовый выброс метана в 2015 или 2035 году, растянется ли на два–три десятилетия или на одно. Если же на свободу вырвется 25 Гт метана вместо пятидесяти, то и расходы сократятся наполовину.

Экономические последствия затронут весь мир, но моделирование показало, что около 80% из них лягут на плечи бедных стран Африки, Азии и Южной Америки. Чем больше метана, тем выше риск затопления низменных районов, экстремальной жары, засухи и бурь.

Метановые пузыри на поверхности замёрзшего озера на Аляске (фото Josh Haner / The New York Times / Redux / Eyevine).

Если же учесть все последствия потепления Арктики, в том числе, например, подкисление океана и изменение океанической и атмосферной циркуляции, то смета расходов намного превысит указанную выше.

Чтобы узнать окончательную стоимость, нужны модели получше, которые учитывают обратную связь, то есть, например, влияние площади арктических льдов на среднемировую температуру, глобальное повышение уровня моря и подкисление океана, а также способны оценить баланс затрат и выгод будущего арктического судоходства. При оценке прибыли от добычи нефти и газа в Арктике нужно также учитывать воздействие чёрного углерода, производимого судами и сжиганием газа в факелах: сажа поглощает солнечное излучение и ускоряет таяние льда.

Далее, уточняют авторы, необходимо разделить глобальные экономические показатели воздействия по странам и отраслям, дабы узнать о конкретных рисках — например, затопления малых островных государств или прибрежных городов вроде Нью-Йорка в результате повышения уровня моря. Экономика средних широт (в том числе Европы и США) может оказаться под угрозой, например, из-заослабления струйного течения в атмосфере, что приводит к очень холодным зимам и очень жаркому лету.

Самое главное — подобные комплексные анализы должны стать предметом глобальных экономических дискуссий. Но ни Всемирный экономический форум (ВЭФ) в своём «Докладе о глобальных рисках», ни Международный валютный фонд во «Всемирном экономическом прогнозе» не признали потенциальной экономической угрозы изменений в Арктике.

В 2012 году, отметив, что стратегическое значение Крайнего Севера растёт, и ссылаясь на необходимость неформального диалога между мировыми лидерами, ВЭФ учредил Глобальный совет по Арктике. Это хорошо, но этого мало. Авторы считают, что ВЭФ должен дать толчок инвестициям в строгое экономическое моделирование. Он должен попросить мировых лидеров уделить внимание экономической бомбе замедленного действия, вместо того чтобы концентрироваться на краткосрочных выгодах от судоходства и добычи полезных ископаемых.

ВЭФ следует также поощрять инновационные адаптации и планы по смягчению последствий. Будет трудно (не исключено, что даже невозможно) избежать массивного высвобождения метана в Восточно-Сибирском море без значительного сокращения выбросов СО2. Поскольку многое зависит от локального потепления морского дна, снижение количества сажи на снегу и льду могло бы купить нам ещё немного драгоценного времени. Но существуют и другие, неизвестные нам факторы, и это может означать, что полученные авторами оценки консервативны. Например, огромный внезапный выброс метана приведёт к более быстрому изменению температуры и совсем другому масштабу экономических последствий.

Наука об Арктике — стратегический актив, поскольку регион имеет критическое влияние на биофизические, политические и экономические системы. Если этого не признать, человечество упустит из виду самое главное.

webhnd.com по следам NaturePDFcompulenta.computerra.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Сообщать